fbpx

В семье Нина была нежеланным и неблагополучным ребенком. Родители рано развелись. Мать грубо обращалась с дочерью, из-за чего Нина несколько раз резала себе вены, а потом стала убегать из дома.

По её словам, вкус алкоголя она узнала с одиннадцати лет. Еще в школе с одноклассниками баловалась портвейном.

 

95868

 

– А уж что было в институте, я вообще молчу, упивались вусмерть! К примеру, меня выгнали из Школы-студии МХАТ, но, правда, не из-за пьянок, а потому что я отказалась стучать на сокурсников, когда меня вызвали в КГБ. Тогда многих вызывали, и некоторые соглашались писать доносы, например Михаил Козаков, Андрей Миронов… А я отказалась, вот и вылетела. Так что я сделала? Купила сумку водки и пошла по знакомым. Таким способом глушила любую душевную боль. Впрочем, меня выгнали из МХАТа, я пошла и поступила во ВГИК, на курс к Макаровой и Герасимову.

Разгульная жизнь продолжилась и после окончания ВГИКа. Фильмы «Большая перемена» и «Иван Васильевич меняет профессию» принесли актрисе популярность и хорошие заработки. Она купила квартиру, хорошо одевалась. В её доме всегда было много гостей.

– Подруги приезжали только потому, что знали: обеспечены отличная еда и много водки, – вздыхает актриса. – Когда все это кончилось, друзья куда-то подевались. А «звонок прозвенел» в 50 лет. Я почувствовала себя плохо, пришла к врачу, получила направление на анализы. Доктора сказали, что жить мне осталось всего-то две недели. Неизлечимая болезнь. Эта новость вызвала шок. Одолела жуткая безысходность. Потом я решила: «Будь что будет!» Позвонила близкой подруге и сказала ей: «Если умру, передай мою волю: пусть на похоронах крутят песню из «Ивана Васильевича», где Яковлев кричит: «Танцуют все!»

 

0_e0685_cf0d5241_orig

 

 

А потом пошла в церковь. – Прихожу в храм, там идет исповедь, к священнику огромная очередь, – рассказывает Маслова. – Думаю: «Ну все, значит, не судьба». А сама плачу. И тут священник обратил на меня внимание, прошел через толпу, взял за руку. С той самой исповеди и изменилась моя жизнь… Нет, конечно, сразу я не завязала. Ещё где-то год пила, но уже не так, в меру. А потом вдруг вообще как отрезало. Даже тридцать граммов алкоголя приводят к ужасному состоянию, мне становится так плохо, будто мраморную плиту на меня навалили! Это Бог помог. Потому что тогда передо мной было два пути – либо завязать, либо умереть. И я была очень близка ко второму… И всем, кто сейчас пьет, я хочу сказать: не надейтесь ни на кодирование, ни на таблетки. Это все ерунда! Бросить человек может только сам. Конечно, с Божьей помощью… Только это надежно и навсегда. Уже 12 лет Нина Константиновна ведет здоровый и праведный образ жизни.

 

170471

 

По материалам "Собеседник" и medikforum.ru.

НАПИСАТЬ СПЕЦИАЛИСТУ

НАПИСАТЬ СПЕЦИАЛИСТУ