Продолжение темы созависимости по В Москаленко.

Начало тут, тут и тут.

 

tumblr_mwfq018mPr1r9qhhio1_1280

Низкая самооценка 

Это основная фундаментальная черта созависимых, на которой базируются все остальные. Отсюда вытекает такая их особенность, как направленность вовне. Созависимые полностью зависят от внешних оценок, от взаимоотношений с другими; хотя они слабо представляют, как другие должны к ним относиться.

Из-за низкой самооценки созависимые могут постоянно себя критиковать, но не переносят, когда их критикуют другие. Тогда созависимые становятся самоуверенными, негодующими, гневными.

Созависимые не умеют должным образом принимать комплименты и похвалу. Комплименты могут даже усиливать у них чувство вины или своей неадекватности.  И в тоже время у них портится настроение из-за отсутствия такой мощной чувства подпитки своей самоценности, как «словесные поглаживания» по Э.Берну. В глубине души созависимые не считают себя достаточно хорошими людьми, они испытывают чувство вины, когда тратят на себя деньги или позволяют себе развлечение.

Созависимые говорят себе, что они ничего не могут сделать как следует и очень боятся делать ошибки. В их сознании и лексиконе доминируют многочисленные долженствования — «я должна», «ты должен». «Как я должна вести себя с мужем?» «Что мне делать с дочерью-наркоманкой, пока что я заперла её в комнате и отключила телефон» — вот обязательные вопросы, которые задают психотерапевту созависимые.

Созависимые стыдятся пьянства мужа или наркомании дочери. Эти проблемы они хранят как большой секрет семьи.

Низкая самооценка движет созависимыми, когда они стремятся помогать другим. Поскольку они не верят, что могут быть любимыми и ценными сами по себе, они пытаются заработать любовь и внимание других. Так они становятся в семье незаменимыми, вернее, думают, что они незаменимы.

Желание контролировать жизнь других

Созависимые братья, сестры, жены, матери, отцы, мужья больных алкоголизмом или наркоманией — это контролирующие близкие. Они верят, что в состоянии контролировать всё на свете. Чем хаотичнее ситуация дома, тем больше усилий по контролю. Они надеятся, что смогут сдерживать пьянство своего ближнего либо «запретить» употребление наркотиков. Они думают, что могут контролировать восприятие других через производимое впечатление. Им кажется, что окружающие видят их семью такой, какой они её изображают.

Созависимые уверены, что лучше всех в семье знают, как события должны происходить, как другие члены семьи должны себя вести. Созависимые боятся позволить близким быть теми, кто они есть по своей природе, позволить событиям протекать естественным путём, т.е. дать жизни состояться.

Для контроля над другим созависимые пользуются различными средствами — угрозами, уговорами, принуждением, советами, подчёркиванием беспомощности других. В качестве средства контроля часто используется используется манипулирование и навязывание чувства вины.

Попытка взять под контроль практически неконтролируемые события приводят к депрессии. Невозможность достичь цели в вопросах контроля созависимые рассматривают как собственное поражение, как утрату смысла жизни. Повторяющееся поражение усугубляет депрессию.

Другим исходом контролирующего поведения является фрустрация, гнев. Боясь утратить контроль над ситуацией, созависимые сами попадают под контроль событий или своих близких, больных с зависимостью.

Желание заботиться и спасать других        

Спасать других — призвание созависимых. Они любят заботиться о других и часто выбирают так называемые помогающие профессии — врача, воспитательницы, учителя, психолога.  Поведение созависимых вытекает из убежденности в том, что именно они ответственны за чувства, мысли, действия других, за их выбор, желания и нужды, за их благополучие, недостаток благополучия и даже за саму судьбу.  Созависимые берут ответственность за других, но при этом совершенно безответственны за собственное благополучие: плохо питаются, плохо спят, не посещают врача, не знают своих собственных потребностей.

«Спасая» больного, созависимые лишь способствуют тому, что он продолжает употреблять алкоголь или наркотики. Тогда они злятся на больного. Попытка спасать почти никогда не удается. Это всего лишь деструктивная форма поведения, деструктивная и для зависимого и для созависимого человека.

Однако желание спасать так велико, что созависимые могут делать то, что в сущности не хотели делать. Созависимые говорят «да» когда им хочется сказать «нет». Они делают для близких то, что те сами могут сделать для себя.  В действительности созависимые делают больше за кого-то, чем для кого-то. Они удовлетворяют нужды своих близких тогда, когда те не просят их об этом и даже не согласны, чтобы это для них делали. Созависимые постоянно отдают больше, чем сами получают от своего близкого. Они говорят за другого, думают за него, верят, что могут управлять его чувствами и не спрашивают, чего хочет тот другой. Они решают проблемы другого, хотя подобное решение не своих проблем редко бывает эффективным. Такая забота о других предполагает некомпетентность, беспомощность другого, неспособность делать то, что делает за него созависимый близкий. Всё это дает возможность последнему чувствовать себя постоянно необходимым, незаменимым. «Спасатель» нуждается в том, чтобы в нем нуждались.

Созависимые пытаются спасать других, потому что для них это легче, чем переносить дискомфорт и неловкость, а часто и душевную боль, сталкиваясь с неразрешенными проблемами своих близких. Созависимые не умеют говорить «Это очень печально, что у тебя такая проблема. Что ты хочешь от меня?» Созависимые говорят так: «Я здесь. Я сделаю это за тебя».

Если созависимый человек не научится распознавать моменты, когда он становится спасателем, то он будет постоянно позволять другим ставить его в положение жертвы. Время пребывания созависимого человека в одной роли может длиться от нескольких секунд до нескольких лет: за один день можно 20 раз побывать то в роли спасателя, то в роли преследователя, то в роли жертвы.

Цель психотерапии в данном случае может заключаться в том, чтобы научить созависимых распознавать свои роли и сознательно отказаться от роли спасателя. Это предотвратит попадание его в роль жертвы.

Искажение чувств

 Многие поступки созависимых мотивированы страхом, — основой развития любой зависимости. Содержание страхов может касаться чего угодно. Часто это страх столкновения с реальностью, страх быть брошенной, страх, что случится самое худшее, страх потери контроля над жизнью и т.д. В эмоциональной палитре созависимых наряду со страхом живут другие негативные эмоции: тревога, стыд, вина, отчаяние, гнев, ненависть, негодование и даже ярость. Есть однако одна неожиданная особенность эмоциональной сферы созависимых — обнубиляция чувств. Это затуманивание чувств, неясность переживания либо полный отказ от чувств. Иногда можно услышать от созависимой женщины: «Я стала деревянной, мертвой». По мере хронизации стрессовой ситуации в семье у созависимых растет переносимость эмоциональной боли или другими словами — толерантность к негативным эмоциям. Помогает росту толерантности такой механизм эмоционального обезболивания, как отказ чувствовать, потому что чувствовать слишком больно. Порой жизнь созависимых протекает так, как будто и не воспринимается всеми чувствами. У них как бы утрачены навыки распознавания и понимания своих чувств. Они могут не заметить реально надвигающуюся опасность. Они слишком поглощены тем, чтобы удовлетворять желания других людей. Созависимый человек не в фокусе своего сознания. В центре его сознания зависимый больной. Созависимость — это отказ от себя. Созависимые даже иногда думают, что не имеют права на собственные чувства, и готовы отречься от своего чувственного опыта. «Как я могу наслаждаться здоровьем, когда мужу так плохо?»

Созависимые привыкают к искажению чувств. Они усвоили еще в родительском доме, что можно испытывать лишь приемлемые, «разрешенные» чувства. Созависимая жена хочет видеть себя доброй, любящей, но на самом деле у нее доминирует гнев либо негодование в связи с пьянством мужа. В результате ее гнев трансформируется в самонадеянность, самоуверенность. Трансформация чувств происходит подсознательно.

Гнев занимает  большое место в жизни созависимых. Они чувствуют себя уязвленными, обиженными, рассерженными и обычно склонны жить с людьми, которые чувствуют себя точно так же.

Созависимые боятся своего гнева и гнева других людей. Гнев часто используется для того, чтобы держать на расстоянии от себя того человека, с кем им трудно стоить взаимоотношения: «Я сержусь, значит он уйдет». Созависимые подвергают свой гнев репрессии, подавлению, вытеснению, что не приводит к облегчению, а лишь усугубляет состояние. Из-за подавленного гнева созависимые могут много плакать, становиться подавленными, переедать, длительно болеть, совершать отвратительные поступки для сведения счетов, проявлять враждебность и вспышки насилия. Созависимые считают, что их «заводят», вынуждают злиться и за это они наказывают других людей.

Вина, стыд — часто присутствуют в психическом состоянии созависимых. Они стыдятся как собственного поведения, так и поведения своих близких, страдающих алкоголизмом или наркоманией. У созависимых нет четких границ личности. Стыд может приводить к социальной изоляции. Чтобы скрыть «позор семьи», созависимые перестают ходить в гости и приглашать друзей к себе. Легко возникает у созависимых ненависть к себе, которую они проецируют на других в порядке психологической защиты. Сокрытие стыда, ненависти может выглядеть как надменность и превосходство над другими. Это еще одна трансформация чувств.

Склонность к отрицанию

Созависимые склонны игнорировать проблемы или делать вид, что ничего серьезного не происходит («просто вчера он пришел пьяный»). Они как будто уговаривают себя, что завтра все будет лучше. Порою они пытаются чем-то занять себя, чтобы не думать о главной проблеме.

Созависимые легко обманывают себя, верят в ложь, верят всему, что им сказали, если сказанное подходит к желаемому. Созависимые видят только то, что хотят видеть и слышат только то, что хотят слышать. Отрицание помогает созависимым жить в мире иллюзий, поскольку правда настолько болезненна, что они не могут ее вынести. Отрицание — это тот механизм, который дает им возможность обманывать себя. Однако нечестность даже с самим собой — это уже утрата моральных принципов. Ложь не этична. Обманывание себя — это деструктивный процесс как для себя, так и для других. Обман — форма духовной деградации.

Созависимые отрицают у себя наличие признаков созависимости. Именно их склонность к отрицанию мешает мотивировать их на лечение своих собственных проблем, мешает им попросить помощи, затягивает и усугубляет химическую зависимость больного, позволяет прогрессировать созависимости и держит всю семью в дисфункциональном состоянии.

Болезни, вызванные стрессом

Телесные недуги, вызванные стрессом, сопровождают жизнь созависимых. У них наблюдаются психосоматические нарушения: язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, колиты, гипертония, головные боли, вегетососудистая дистония, бронхиальная астма, тахикардия, аритмия и другие. Созависимые легче, чем другие, становятся зависимыми от алкоголя, наркотиков и транквилизаторов. Созависимые болеют от того, что пытаются контролировать то, что контролю в принципе не поддается — чью-то жизнь. Они стремятся все делать идеально, безупречно и склонны к перфекционизму. Появление  психосоматических заболеваний свидетельствует о прогрессировании созависимости. Оставленная без внимания, созависимость может привести к смерти из-за психосоматического заболевания, из-за суицида, из-за невнимания к собственным проблемам.

Продолжение следует.

НАПИСАТЬ СПЕЦИАЛИСТУ

НАПИСАТЬ СПЕЦИАЛИСТУ