fbpx

Бытует мнение, что многодетным родителям сложно работать вместе. В том смысле, что хотя бы один должен присматривать за детьми и хозяйничать по дому. Константин и Ирина ПИСАРЕВЫ успешно доказывают обратное. Только им ведомым способом они уже седьмой год издают бесплатный семейный журнал «Роднулечка», не так давно открыли второй детский комиссионный магазин, занимаются общественной деятельностью. Они воспитывают 4 детей, воспитывают личным примером, а потому не пьют. Знакомьтесь – удивительная семья, которая верит в трезвое будущее страны, «сеет разумное, доброе, вечное» на страницах своего журнала и в собственных детях. И никогда не унывает.

журнал Роднулечка

Когда и почему из вашей жизни полностью исчез алкоголь?

Константин: Это было 13 лет назад, старшему сыну исполнился год. Мы тогда пришли к Богу и вере, окружение постепенно стало меняться. Всем хорошо известно: общество, которое нас окружает, сильно влияет на нас. Мы видели, что без алкоголя можно спокойно обходиться. До этого времени в нашей жизни алкоголь был, но проблем с ним у нас не было.

Ирина: Может быть, мы только считали, что проблем не было. Процентов 80 людей даже не подозревают, что они – пивные алкоголики, например.

Константин: Стадии алкоголизма, конечно, разные, и осознание у всех тоже. Я считаю, что мы не были алкоголиками. Но после тяжелого трудового дня по бутылочке пива мы выпивали. Это тогда считалось нормально, жили «как все». Хотя для нас сегодняшних это выглядит уже совсем по-другому.

Как отреагировало ваше окружение на полный отказ от алкоголя? Родственники, друзья? По сути раньше вы были «как все», а потом в некоторых компаниях стали «белыми воронами».

Ирина: По-разному. Сразу это приняли не все. Некоторые даже протестовали: «Как это так? День рождения, юбилей, Новый год без алкоголя?» Но постепенно привыкли, поняли и приняли. Сейчас даже в некоторых компаниях, прежде чем выпить, извиняются. На чужой территории мы, конечно, своих правил не устанавливаем. Но все друзья, родственники и знакомые знают: на наших праздниках не наливают. И уважают это решение.

Константин: Поначалу были даже конфликтные ситуации. Когда мы отмечали юбилей Ирины и предупредили всех родственников, что не будет ни капли алкоголя, некоторые отказались прийти. Обиделись. На самом деле люди пьют от безделья.

Ирина: По привычке. Это тоже очень сильная штука.

Константин: Дело даже не в привычках. Привычки можно поменять. Вопрос в другом: чем заняться? Вот поколение наших родителей как жили? Работали от звонка до звонка. Никаких занятий особо не было. Пришли с работы, смотреть телевизор и читать газету просто так скучно. Пиво, водочка – все веселее. А когда жизнь в современном мире насыщенная, даже подумать на тему «выпить» некогда. Некоторые говорят: «Да ладно, давай расслабимся». Но мы на самом деле не напрягаемся.

Ирина: Да и расслабиться ведь можно по-разному. Масса других вариантов есть.

Каких, например? Как проходят ваши праздники, как отдыхаете?

Ирина: Весело.

Константин: Мы отдыхаем на огороде (смеется). Если это детские праздники, идем в парк или заказываем мероприятие в праздничном агентстве. Тогда, как правило, аниматоры задействуют всех: и детей, и взрослых. Родителям не придется скучать где-то в уголке и наливать из-под полы.

Ирина: От нашего семейства уже никто не ждет, что будем что-то алкогольное наливать. За 13 лет привыкли. Этот Новый год мы справляли своей семьей. Играли вместе с детьми в разные игры, веселились. Мы всегда выбираем форматы, в которых будут задействованы все члены семьи.

журнал Роднулечка

А взрослые праздники и посиделки?

Константин: Чай пьем, болтаем. При этом, встреча может затянуться с вечера до половины второго ночи. Как ни странно, всегда найдется, о чем поговорить. Это только кажется, что разговоры хорошо «клеятся» под кружку пива или что-то покрепче. Понятно, что мы бываем на праздниках, где окружающие пьют. Мы там права не качаем. Они пьют, мы – нет. У каждого свое мировоззрение.

Вас это не напрягает?

Ирина: Нет. Каждый сам выбирает, как ему жить. Недавно были на свадьбе: все пили, а мы нет, но отлично веселились без алкоголя.

Константин: Просто многим, чтобы повеселиться, обязательно надо выпить. Нам этого не нужно. Мы и так принимаем активное участие во всех конкурсах.

У вас старший сын – подросток. Это время максималистов и экспериментаторов. Как вы пытаетесь оградить, уберечь от лишних экспериментов?

Ирина: У нас и старшая дочь подросток, ей 11 лет. Уберечь можно только собственным примером. Если ты сам говоришь одно, а делаешь другое, нет смысла запрещать ребенку.

Константин: Опять же, молодежь надо чем-то занимать . Старший у нас – спортсмен. Каких-то результатов он, конечно, уже добился. Дважды чемпион Самарской области по самбо. После школы надо сделать уроки, которые у старших я всегда проверяю сам, потом сходить на тренировку. Они у него каждый день. Естественно на улицу времени не хватает. Дети должны как можно меньше быть предоставлены сами себе.

Ирина: Дело не только в улице. Дело еще и в окружении. Он общается с верующей молодежью. У них свои мероприятия, они посещают проповеди, ходят на еженедельные встречи, где общаются между собой, делятся событиями. Так же гуляют, в кафешки ходят, общаются вконтакте. Этим летом он ездил в спортивный лагерь, потом вместе с Машей (старшая дочь) побывали в двух подростковых христианских лагерях. Обычно мы обязательно ездим отдыхать всей семьей, но в этом году не получилось.

Константин: Сейчас он увлекся музыкой, хочет барабанщиком стать. Начали вместе ходить на тренинги, на пару получаем бизнес-образование. Думаю, ему в жизни пригодится. К вопросу об алкоголе: если раньше у него, может быть, и было какое-то нейтральное отношение к выпивающим ровесникам, то сегодня точно отрицательное. Ему неинтересно там, где пьют и матерятся. Да, мир не идеален, мы не идеальны, школа оказывает огромное влияние, но главное: всегда держать руку на пульсе. Не только в подростковом возрасте, а намного раньше.

Когда вы все успеваете? Объяснить, рассказать? У вас 4 детей, собственный бизнес, которым тоже надо заниматься каждый день!

Ирина: Мы все время «на связи» с детьми, постоянно разговариваем: дома за ужином, по дороге куда-нибудь, на отдыхе.

Константин: Старшего сына я сейчас стараюсь чаще брать с собой: на рыбалку, даже по работе. Я, конечно, справлюсь и без него, но сыну важно быть ближе к отцу. Ну и чем может – помогает, привыкает к тому, что в жизни надо работать.

Ирина: Вчера поехали снимать обложку для журнала, Маша с нами увязалась. Едем – разговариваем. Мы что-то рассказываем, она своим делится. С детьми нужно постоянно разговаривать, проговаривать одно и тоже много раз, даже если взрослым все кажется очевидным. Узнавать, что им интересно, чем они сейчас живут, интересуются, что их волнует. Она занимается танцами, сейчас фотографией увлеклась. Чем могу – помогаю. Сейчас я только обложки снимаю, а раньше свадьбы много снимала.

Ирина и Константин Писаревы

 

Константин: Детей нужно и домашней работой «загружать». У нас они по очереди дежурят и получают различные задания. Они отлично знают: если что-то не сделают, будут наказаны. Этого не стоит бояться. Всё как во взрослой жизни: не сделал вовремя – упустил время, возможность, не получил денег, не смог реализоваться. Опять же мы не идеальные, они тоже: где-то ленятся, что-то не делают, спорят с нами, кивают друг на друга. Но серьезных конфликтов у нас не бывает.

Какие плюсы вам дал отказ от алкоголя?

Ирина: Прежде всего, здоровье, молодость, в определенном смысле. Смотрим иногда на сверстников и не верится, что мы ровесники.

Константин: Самое важное - это быть примером для своих детей. Фундамент их полноценной взрослой жизни, гарантия того, что они не будут злоупотреблять. Трезвость - это крепкий брак. Сколько разводов на почве алкоголя! Это, конечно, далеко не единственная причина разводов. Но уверен: непьющие семьи – крепче.

Ирина: Ну и экономия бюджета, конечно. (смеется)

Как вы думаете, как развивались бы события, если один из вас остался культурно выпивающим?

Ирина: Я даже не представляю такую ситуацию. Ты представляешь?

Константин: Я все-таки думаю, что алкоголь и вера – вещи несовместимые.

Ирина: Хотя у нас есть верующие друзья, которые позволяют себе вино. Я считаю, что здесь очень тонкая грань, и дети могут не уловить ее. Можно, конечно, шифроваться. У нас как-то был подобный опыт. Когда дети были у родителей на даче, мы пили безалкогольное пиво. Приехав и увидев баночки, дети сделали такие глаза: «МАМ, ПАП!!! Вы пили ПИ-ВО?» Мы пытались объяснить, что оно безалкогольное. Но решили в будущем больше не испытывать судьбу, чтобы ничего не объяснять. Мы в общем не такие любители и ценители вкуса. Да и зачем давать повод?

Ирина Писарева

Последний вопрос: верите ли вы в трезвое будущее России? И что поможет нашу страну отрезвить?

Константин: Поможет пропаганда ЗОЖ и личный пример, желательно публичных людей, тех, кому доверяют, к кому прислушиваются.

Ирина: Мы тоже в меру сил пытаемся поспособствовать этому на страницах своего журнала. Но в нашей стране как? Даже новогодние поздравления часто записываются с фужерами. Дети видят, улавливают и привыкают к тому, что это нормально. Многие считают, что можно какую-то культуру пития воспитать. Но я считаю, что грань очень тонкая, мало кто ее чувствует. Большинство просто не заметят. Отличный пример – экскурсионные поездки на дегустацию или отдых «олл-инклюзив». Наши дети сегодня не любят, когда бабушки с дедушками выпивши. Возраст подростковый, сказать могут прямо. Те даже обижаются: «Да что это такое? Яйца курицу не учат!»  Но мы видим, что это – классные плоды того, что мы в детях посеяли. Мы уже сами молчим, если честно. Понимаем: бабушкам и дедушкам за 60, перевоспитывать сложно и поздно, остается только молиться за них. А эти максималисты еще пытаются.

Константин: Старшее поколение перестает пить только в одном случае, когда заболело что-то. Тогда они с гордостью или горестью говорят: «Ну, я свое отпил!» Такое впечатление, что у них была цель – дойти до этого. Цель достигнута, всё, теперь можно не пить. Но в целом убеждения не изменились. Я уже по телефону могу раскусить: выпили рюмочку или нет. Меняется голос, интонация.

Ирина: Если понимаем, что выпили, а мы собирались к ним, то раздеваемся и остаемся дома. Зачем детям это видеть?

Вот неожиданно получилось. Вас ведь воспитывали другим примером, а вы стали такими. Почему?

Ирина: Да, пример был другим. Но Бог меняет людей. Он вовремя появился в нашей жизни и, возможно, остановил или направил в нужную сторону. У нас в церкви много тех, у кого был печальный и страшный опыт в прошлом. Люди буквально опускались на самое дно, отталкивались от него и возвращались к нормальной жизни. У каждого есть второй шанс. Я думаю, когда люди побывали на самом дне или очень близко к нему, им есть с чем сравнивать. Они отлично понимают, чем опасно культурное употребление и лояльное отношение к алкоголю или чему-то покрепче. Когда дошел до точки, до бездны, когда вопрос стоял кардинально: либо покаешься сейчас, либо помрешь – это сильный импульс и стимул. Но это, конечно, не значит, что ситуацию стоит доводить до такого.

Интервью: Наталья Михайлова

НАПИСАТЬ СПЕЦИАЛИСТУ

НАПИСАТЬ СПЕЦИАЛИСТУ