Продолжение. Ранее — 1 часть2 часть.

 

Betty-Ford-breast-cancer-story-famous-people

Чувство безысходности появляется от сознания того, что алкоголизм — следствие морального падения, безво­лия. Если вы что-то захотите сделать, боже мой, вы може­те это сделать. Я обычно так поступаю. Но ничего нельзя поделать с безволием. Если алкоголик говорит себе: «Выпью-ка я сегодня вечером только одну рюмочку», ниче­го хорошего не будет.

*

Самая трудная вещь для понимания — это то, что алкого­лики не хотят делать того, что они делают. Периодически алкоголик так кается, так извиняется, дает всевозможные обещания и делает это от всего сердца. А потом все начи­нается снова. До тех пор, пока пьяница наконец не пой­мет, что ему просто нельзя прикасаться к спиртному.

Когда кто-нибудь спрашивает Леонарда: «Вы чувству­ете, что уже можете никогда не выпить ни одной рюмки?», он отвечает: «Я могу выпить в любое время, когда захочу, но мне нужно будет за это заплатить, а я не знаю, какой будет цена. Возможно, эта цена — моя жизнь, поэтому и не собираюсь рисковать».

Он не чувствует, что себя обделяет. Он чувствует, что он себя спасает. Он не пьет, он независим и от других ядов.

*

Есть одна старинная поговорка для выздоравливающих, которая гласит: «Если не хочешь поскользнуться, держись подальше от скользких мест». Это легче для мужчин, чем для женщин. Мужчины для этого просто не должны хо­дить снова в бар, где они напиваются, просто не должны звонить по телефону торговцам кокаином. Для женщины «скользкое» место в подавляющем большинстве случаев — это собственная кухня, спальня, ванная комната. И люди вокруг нее, когда она пьет и принимает наркотики, это не какие-то подстрекатели, это члены ее семьи. После окон­чания лечения она возвращается к своим «скользким» местам и в те же самые условия, в которых она попала в беду. Она должна научиться быть осторожной и вни­мательной, если она собирается остаться здоровой.

*

Мы чувствуем себя виноватыми, потому что не в состоянии исполнить ту роль, которую общество возложило на нас, мы чувствуем себя подавленными из-за нашей слабости и неспособности обходиться без опреде­ленных веществ, мы чувствуем злость, потому что мы те­ряем контроль над нашими жизнями. Болезнь влияет на женщин быстрее и более интенсивно, так что, когда мы наконец ищем помощь — а мы отказываемся от лечения го­раздо дольше, чем мужчины,— мы оказываемся более ослабленными и физически и эмоционально. Как только мы заканчиваем лечение, нам сразу же требуется интен­сивная поддержка. Но надо хорошо усвоить, что, где бы мы ни были, рядом всегда должна быть другая женщина, которая все поймет.

*

Доктор Вест, здешний главный врач, прочитал лекцию о личности алкоголика. Он сказал, что алкоголики мало­устойчивы к неприятностям, они легкоранимы, они замкну­ты. «Вы должны вырваться, рискнуть»,— говорил он. Еще он сказал, что не существует такой вещи, как возвращение к ограниченному количеству алкоголя и наркотиков. «Если однажды, например через пятнадцать лет, вы увидите пьяного и скажете: «О, какой ужас! Я-то теперь уже боль­ше не такой!», то это будет неправда. Вы только больше не делаете этого».

Он сказал нам, что для духовного здоровья имеют зна­чение две вещи: первая — вы должны иметь чувство соб­ственного достоинства и вторая — вы должны, по край­ней мере с одним другим человеком, быть откровенным и открытым без всяких условностей. Если вам не удается вьшолнить хотя бы одно из этих условий, вы духовно больной человек.

Конец беседы доктор Вест подсластил, сказав: «После выздоровления вы все будете чертовски привлекательны».

НАПИСАТЬ СПЕЦИАЛИСТУ

НАПИСАТЬ СПЕЦИАЛИСТУ