fbpx

Выдержки из мемуаров экс-первой леди США Бетти Форд о борьбы с алкоголизмом — «Бетти: счастливое пробуждение». Продолжение. Предыдущие части: 1, 2, 3.

 

fordjpg-2b6fd0ebd9e5e423

 

Очень трудно человеку, зависимому от химических ве­ществ, поверить, что существует жизнь без них. Любой из тех, кто пытался бросить пить или принимать нарко­тики хоть один день или даже несколько часов и в ре­зультате бился в ознобе с искажённым лицом или стра­дал от чувства надвигающегося судного часа, конечно, думает, что ни за что не сможет этого сделать.

Вы можете это сделать. Но вам будет легче, если вы будете при этом не одни.

 

Майк Форд (сын): Я потрясен тем, как изменилась мама. В период алкоголизма она была очень замкнута, чрезвычайно чувствительна к тому, что вы говорите, что вы делаете или не делаете. Для неё всё было сосредоточено на собствен­ном благополучии. Её, по существу, не интересовали нуж­ды других людей. Теперь всё изменилось. <…> Такое впечатление, что она совершенно другой человек. Та­кое ощущение, как будто только теперь я узнаю свою мать. Я думаю, это настоящее чудо, что её жизнь так изменилась.

 *

Джерри Форд (муж, 38-й президент США): По мере её выздоровления я сам становился здоровее. Через год совершенно перестал употреблять алкоголь. По­нял, что, в сущности, это никогда не доставляло мне удо­вольствия. Это просто вредная социальная привычка.

Для меня бросить пить было относительно легко. Я не хотел пить один, стремился немного сбросить вес, не осо­бенно-то любил вино и понимал, как это благотворно для неё.

 *

С тех пор как я стала активно заниматься организа­цией лечения алкоголизма, я узнала, что даже на малень­ких детей — шести-, семи-, восьмилетнего возраста — влияет алкоголизм их родителей. Они стыдятся и чув­ствуют себя виноватыми, удивляются: что же они сделали такого плохого, если их родители пьют? В этом много страдания. Когда мы берём ребёнка на лечение вместе с отцом или матерью, мы помогаем ему понять, что это их болезнь, а не их вина.

*

«Анонимные алкоголики» говорят детям, что надо по­степенно учиться игнорировать родителя-алкоголика и жить своей собственной жизнью. Это суровый урок.

*

Вы не можете отвечать за беспорядочность, которую вносит алкоголик в вашу жизнь.

*

Алкоголизм — заболевание семейное. Мы говорим это нашим стационарным больным, и мы говорим это их роди­телям, их детям и их супругам. Мы бы говорили это и их дядям и тётям. Для каждого очень важно знать, до какой степени болезнь поражает всех вокруг.

*

Их (членов семьи) про­блема в том, что они приспосабливаются. Они не общают­ся друг с другом или с больными, им так удобнее. И не по­нимают, что они тоже больны. Приспособленчество — это болезнь. Это привычка приспособиться к алкоголику. И обычно каждый в семье вынужден быть приспособлен­цем, чтобы тщательно прикрыться, быть чистеньким. Ваш двадцатичетырехлетний сын арестован? Вы быстро запла­тите штраф. Ваш муж напился? Вы просто не пойдете на званый обед.

Это заболевание, это семейный алкоголизм. Это всё равно как если бы ваши руки были связаны. Вы не знаете, что делать, и боитесь делать что-нибудь, надеетесь, что, ес­ли ничего не будете делать, может быть, всё как-то образу­ется само собой.

*

«Алкоголизм это всё равно что слон в комнате, а мы при этом делаем вид, что не замечаем» — так описал один из консультантов приспособленчество членов семьи к алкоголику.

Почему мы делаем вид, что не замечаем? Потому что это легко. Мы способные ученики. Знаем, что если говорим прямо в лицо алкоголику о его болезни, получаем яро­стный отпор, и сразу становится очевидным — любые по­пытки напрасны.

Приспособленцы — сообщники вредных привычек. Как же ещё можно назвать человека, который живет с хими­чески зависимыми людьми и только смотрит со стороны на болезнь, понимая, что эти люди не виноваты в ней, не контролируют её и не могут её лечить?

Мы говорим людям, которые поступают для семей­ного лечения, что они должны эмоционально освободиться.

*

Некоторые приспособленцы — мелодраматичные болва­ны, и, когда алкоголик начинает выздоравливать, возбуж­дающие сцены исчезают из их жизни. Они жалеют об этом. Есть люди, которые не хотят, чтобы больной попра­вился.

Многие женщины, разведясь с алкоголиком, возвраща­ются на круги своя и снова выходят замуж за другого ал­коголика. Им нравятся люди, которые, как они думают, нуждаются в их помощи.

А потом появляются дети, и они вовлекаются тоже. Они стесняются и не хотят приводить своих друзей до­мой после школы. Им стыдно, потому что мама только что отняла у папы бутылки, выругала его и тут же зво­нит на его работу и объясняет, что он не может прийти, потому что у него грипп, простуда или болят зубы.

Дети видят все эти перипетии любви и ненависти и тоже вступают в действие. Дети алкоголиков играют много ролей. Довольно часто первенец является героем. Он хороший студент, пытается все прикрыть и уладить. Следующая роль — роль козла отпущения, его плохое пове­дение привлекает внимание (он из тех, кто кончает в поли­цейском участке, ведет себя вызывающе, из школы его выгоняют, склонен к наркотикам и попыткам самоубийства). Затем бывают добрые гении, которые имеют тенденцию к повышенной активности, квазишуткам, пытаются выта­щить семью из неприятностей (и скрывают свои собствен­ные ощущения). И есть потерянные дети, которые просто прячутся у себя в комнате.

Все эти роли взяты из жизни, и все эти дети постоянно озабочены мыслями об алкоголике. Алкоголик управляет всеми, хватает каждого за грудки, испытывая его терпение, выводит семью из равновесия, заставляет всех вертеться вокруг себя, хвастает без конца, пытаясь компенсировать нанесенные разрушения.

 

В следующий раз — окончание. Не пропустите!

НАПИСАТЬ СПЕЦИАЛИСТУ

НАПИСАТЬ СПЕЦИАЛИСТУ